Публикацию материалов в рамках информационно-просветительного проекта «Город и люди», который реализуется в год празднования 270-летия основания Покровска-Энгельса по инициативе почетного гражданина Энгельсского муниципального района Елизаветы Ериной, продолжает статья о писателе Льве Абрамовиче Кассиле.

Предлагаем вниманию покровчан статью, опубликованную во 2 томе книги известного краеведа «Под Покровом Богородицы».
Много лет мы, искали записи о рождении братьев Кассилей в слободе Покровской. Не нашли. И не удивительно, здесь не было ни иудейского молитвенного дома, ни синагоги. В Государственном архиве Саратовской области за нужный период метрические книги не сохранились. Зато в посемейном списке саратовской синагоги сохранилась запись о том, что в семье врача Абрама Григорьевича Кассиля "от матери Анны Иосифовны, урожденной Перельман, родились дети: сын Лев, 26 июня 1905 г., и Иосиф, 29 апреля 1908 г."
Об их счастливом детстве мы узнаем из произведений писателя. Он писал: "Отец и мать работали с утра до вечера, а мы росли, положа руку на сердце, блистательными бездельниками".
Дружная семья, желание родителей дать детям возможность свободного общения, чтение литературы, игры, домашние спектакли, поощряемые мамой, оригинальный юмор отца - не удивительно, что в этой обстановке ребята росли фантазерами. Но мы не станем рассказывать о необычайных приключениях, двух "рыцарей", открывших в поисках справедливости на материке Большого Зуба великое государство Швамбранию. Об этом читатель узнает из произведений писателя. Мы будем говорить о событиях реальной жизни.
Весной 1914 г. Лев Кассиль выдержал экзамен в Покровскую мужскую гимназию. Клавдия Степановна Панченко, ушедшая из жизни в 2005 г. (на 102-м году), писала, что училась она "с Левушкой" в одном классе. Но это было уже в 1918 году, когда гимназии, как мужская, так и женская, были
ликвидированы и созданы единые трудовые школы, школы I и II ступени. Как бы ни порицал Лев Кассиль старую школу и даже помог "прикончить ее", но знания она давала хорошие, разносторонние. Гимназия могла гордиться своими учениками. И сейчас на здании бывшей Покровской гимназии, что на пл. Свободы, 17, ныне здание технического института, висит мемориальная доска (1972 г.) - память о знаменитом ученике.
Человек разносторонних увлечений Лев Кассиль ищет свое место в жизни: стать ли ему музыкантом, художником, математиком или литератором. Игре на фортепиано он учился дома и в гимназии у мамы А.И. Кассиль, которая преподавала музыку как раз в годы его учебы. В 1919- 1921 годах братья продолжили обучение музыке в 1-й Покровской музыкальной школе в "мастерской А.И. Кассиль". Занятия проходили дома, так как школа не имела своего помещения.
С детства Лев Кассиль увлекался и рисованием. Нам еще предстоит найти документы о его учебе в Саратове. Об этом периоде он писал: "Когда был в последнем классе школы... параллельно занимался в Саратовском художественно-практическом институте". В последнем классе он учился в 1923 году. И именно в этом году он чуть не погиб во время страшного урагана-смерча, о котором писала "Трудовая правда", русскоязычная газета Области немцев Поволжья, столицей кото¬рой был город Покровск. В 1923 году Лев Кассиль сделал свой выбор в пользу точной науки - математики. И все же интересно отметить, что увлечение литературой, работа в детской библиотеке "на общественных началах" помогли ему в достижении цели. Областной комитет РКП(б) Области немцев Поволжья 14 августа 1923 года командировал Льва Кассиля (по его просьбе) для поступления на физико-математический факультет (по специальности "аэродинамический цикл") 1-го Московского государственного университета.
В эти годы в его жизни происходят важные события. Приехал он в Москву к другу отца по Казанскому университету Илье Кунину и женился на его дочери Елене (Леле). К 1926 году Л. Кассиль осознал, что выбранная им специальность не является его призванием, но он продолжает искать себя и не только в литературе. У него созрело решение перейти на архитектурное отделение инженерно-строительного факультета МВТУ. И он снова обращается к немреспубликанским властям в Представительство АССР НП при Президиуме ВЦИК (г. Москва). В своем заявлении Л. Кассиль писал: "К архитектуре имею призвание с детства. Выставлялся на макетных выставках, работал в АХХРе и т.д.". Его не смутило отсутствие мест на 2 курсе, соглашается перейти на первый.
Немпредставительство обратилось в Главпрофобр РСФСР о переводе Л. Кассиля в МВТУ. Как долго проучился он на архитектурном отделении, нам еще предстоит установить.
Первый рассказ "Приемник мистера Кисмиквика", посвященный радио, был опубликован в 1925 году. Несколько рассказов, написанных после первой публикации, не были напечатаны. А. Кассиль продолжал учиться писать в письмах домой, изучал классику, работал, где только можно. В 1927 г. он стал московским корреспондентом газет "Правда Востока" и "Советская Сибирь". А дальше - "Кондуит", встреча с Маяковским, работа в "Пионере", не перечесть всего. Обо всем этом мы узнаём из произведений писателя и литературы о нем. Став известным писателем, он не порывал связи с нашим городом. Все также писал большие и нежные письма родителям, прислушивался к мнению мамы Анны Иосифовны. В 1948 году, после прочтения книги сына "Далеко в море", она писала: "Прекрасно написана, лучше некуда. Однако только абсолютно не правильно; «для мл. возраста". Никоим, образом, исключительно для старшего. И взрослые с удовольствием прочтут. А для младших непонятно будет много..."
Его приезды домой в г. Энгельс не оставались незамеченными. Пресса постоянно рассказывала о встречах руководителей города с писателем - орденоносцем, военным корреспондентом Всесоюзного радио, о его фронтовых впечатлениях. О встречах Льва Кассиля со своими читателями в гортеатре, Дворце пионеров, в редакции газеты "Большевик" мы также узнали из публикаций газет. Здесь, в тылу, было интересно узнать, что Лев Кассиль познал войну еще в Испании, что писатели на войне "превратили свое перо в оружие", и о том, "как много материала дает писателю война". Газета "Большевик" опубликовала обращение Л. Кассиля: "Школьникам г. Энгельса": "...В школах страны - весенняя страда. Когда-нибудь историки с уважением перелистают школьные тетрадки, помеченные 1944 годом, и по ним, как по историческим документам, ученые еще раз составят себе картину наших суровых победных дней».
Последний раз Лев Кассиль побывал в городе своего детства и отрочества уже после смерти родителей. 29 августа 1954 г. на своем бланке лауреата Сталинской премии он писал Константину Ивановичу Шкоде, автору первой книги о нашем городе: "Уважаемый Константин Иванович! С огромным интересом и чувством благодарности прочел я Вашу яркую запись преданий о Бокуре и прошлом нашего города. Я 29-го заезжал на несколько часов в г. Энгельс, чтобы возложить цветы на дорогую для меня могилу отца и матери. 31-го я с утра до 7 часов буду снова в Энгельсе, 2-го уеду обратно в Москву. Хотелось бы поговорить с Вами о ценной Вашей работе. Телефон на квартире моего покойного отца 4-21. Уважающий Вас Лев Кассиль".
И далее, до самого своего последнего часа, он не порывал связи со своей малой родиной. Об этом свидетельствуют сохранившиеся письма, открытки, воспоминания. Одна из его дневниковых записей начинается так: "Автоэпитафия: он открывал детям страны, которых на свете нет, уча любить ту землю, что была ему дороже всего на свете".

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить