Публикацию материалов в рамках информационно- просветительного проекта «Город и люди», стартовавшего в год 270-летия с момента основания Покровска-Энгельса по инициативе почетного гражданина Энгельсского муниципального района Елизаветы Ериной, продолжает статья о Константине Ивановиче Шкоде.

Предлагаем вниманию покровчан статью, опубликованную в 1 томе книги известного краеведа «Под Покровом Богородицы».
Мысль написать об авторе первой книги "Город Энгельс" Константине Ивановиче Шкоде зародилась не сегодня, и сейчас уже трудно вспомнить, когда именно...
Возможно, когда слушала его воспоминания о себе, об истории города; быть может, позднее, когда получила первое письмо от племянницы, дочери его младшей сестры Натальи, ветерана труда Гнусиной Антонины Васильевны, проживающей в г. Энгельсе. "Повинен" в какой-то мере в подарок архиву почетного гражданина нашего города Анны Петровны Смирновой — книга "Город Энгельс", ставшая уже библиографической редкостью, с дарственной надписью автора, которая гласит: "Уважаемая Анна Петровна! Ваша человеческая помощь облегчила мне труд над книгой... Приношу Вам искреннюю и глубокую благодарность..."
Да и не столь важно, когда зародилась эта мысль. Важно другое. Наконец-то будет отдана дань человеку, вся жизнь которого, все мысли были посвящены Покровску — его любви, его боли...
Сколько надо было приложить сил, чтобы до последних минут своей жизни спорить с известным саратовским историком А. Гераклитовым, утверждавшим, что Покровская слобода была основана в 1747 году. Да и не только с ним. Ученые А.Леопольдов и А. Минх также принимали эту дату. И сама Покровская слобода, вспоминал К.И. Шкода, летом 1897 г. торжественно отметила свое 150-летие. На Покровской (Базарной) площади у часовенки, построенной в 1887 г. в память священного коронования Их Императорских Величеств Государя императора Александра Александровича и супруги его Государыни императрицы Марии Федоровны, был отслужен Благодарственный молебен. Вечером здесь же на площади выступал хор. Пели "Над Невою резво вьются", "Коль славен", хор из оперы "Аскольдова могила". Самое поразительное, в этом хоре пел мальчик, обладавший красивым и сильным голосом, будущий автор первой книги о нашем городе...
Родился Константин Иванович Шкода 18 мая 1887 г. (по старому стилю), как записано в книге о рождении Свято-Троицкой церкви, в семье "крестьянина слободы Покровской Ивана Яковлевича Шкоды и его законной жены Акулины Никитичны, оба православные". Крещен был младенец на следующий же день после своего рождения священником Василием Ивановичем Дроздовым и псаломщиком Николаем Лебедевым. Крестными — восприемниками — стали также крестьяне слободы Покровской, а возможно, и родственник, Иван Федорович Шкода и Евдокия Панкратовна Досаева (девица)...

Семья Ивана Яковлевича была немаленькая. Двух сыновей да трех дочек родила ему супруга. Богатства, конечно, не было, но в хозяйстве отца было две лошади, а позднее удалось приобрести полуфуру. Так что семья не столь "бедняцкая", как писал KJI. Шкода в биографии в 1935 г., видимо, отдавая дань времени. Но все, конечно, добывалось нелегким крестьянским трудом. И отец решил избавить в будущем младшего сына от тяжелой физической работы. В 1895 г., как пишет А.В. Гнусина, отдал мальчика учиться, но не в земскую, не в министерскую, не в церковно-приходскую, а в частную платную школу к бывшему унтер-офицеру царской армии Михаилу Васильевичу Малый, государственному крестьянину слободы Покровской. Не он ли заронил в душу мальчика первые ростки любви к родному краю и его истории?.. Была ли эта школа ближе к дому (семья жила на Новоузенской улице, д. 17, ныне ул. Нестерова), славилась ли методами своего преподавания, сейчас трудно судить, но ведь и то правда, не посчитался его отнюдь не богатый отец с необходимостью платы за обучение. И не ошибся в выборе школы для сына. Окончив начальный курс обучения в 1898 г., двенадцатилетний парнишка начал свою трудовую деятельность писарем в Покровском сельском управлении. Так исполнилась мечта Ивана Яковлевича определить сына в "писарчуки, щоб дощ не капав за комир".
I Мировая война застала Константина Шкоду в, должности писаря Новоузенского сиротского суда, но вскоре он был вынужден покинуть место службы в связи с требованием коллективов городской управы, и сиротского суда о повышении заработной платы. "Это требование, — писал Константин Иванович, — было продиктовано поднятием цен на продукты в связи с войной". Оставшись без работы, Константин решил, учиться дальше и стал готовиться к сдаче экзаменов экстерном на звание народного учителя. Сил ли не хватило, упорства ли, возможно, вновь встал вопрос заработка, ведь шла война, но к сдаче экзаменов он не приступил и вплоть до призыва в Российскую армию снова работал писарем.
Службу проходил в 239-м запасном пехотном полку. Грамотный, развитый, активный молодом солдат был сразу замечен и в начале 1917 г. от гарнизона направлен делегатом на Всеукраинский военный съезд, проходивший в Киеве, где удостоился чести быть избранным в члены Украинской Рады на один срок (в три месяца).
В списке членов Всеукраинского Совета военных депутатов, принимавших участие в съезде 5-8 апреля 1917 г., значится Кость Иванович Шкода, писарь 239-го пешего запасного полка Казанского округа.
Только в августе 1917 г. он возвратился в свой полк и через месяц был направлен на службу в родной Покровск — 284-й запасной пехотный полк. Участвовал ли он в революционных событиях в Покровске в сентябре-ноябре 1917 г. — неизвестно, в автобиографии об этом нет ни слова, да и Константин Иванович в беседах не упоминал об этом периоде своей жизни. После мобилизации 18 февраля 1918 г. работал в целом ряде советских учреждений - калькулятором Покровской ревизионной конторы при Московской губернской продовольственной коллегии, счетоводом в Покровском уездном финансовом отделе, в Покровской кассе безработных после ее реорганизации в собес. В свободное от работы время увлекался художественной самодеятельностью, пока было возможно, пел в церковном, а затем в городском хоре, был активным членом профсоюза и даже в 1918—1919 гг. возглавлял профсоюз совторгслужащих. В тридцатые годы играл в спектаклях украинской труппы, прекрасно танцевал "гопака", был рабочим корреспондентом "Трудовой правды", народным заседателем и общественным обвинителем при Главсуде АССР НП.
Но судьба часто отрывала его от родного города. В 1920—1921 гг. он снова служил, но теперь уже в рядах Красной Армии, заведовал драматической студией в 1-й Сибирской кавалерийской дивизии, работал делопроизводителем Балкашихинского волостного исполкома, далее в той же должности в школе имени Бухарина в Баку.
Человек с живым, пытливым умом, чувством глубокого юмора прекрасный танцор и запевала, удивительный рассказчик и собеседник всегда собирал вокруг себя заинтересованную аудиторию.
В 1923 г., возвратись из дальних странствий, работал в системе облфинотдела (с 1924 г. — Наркомфин) и сделал неплохую карьеру — делопроизводитель, инспектор, завотделом Госзайма, старший инспектор госкредита...
С Константином Ивановичем чуть позже сыграла злую шутку его любовь к "писательству". Работая в госбанке, он подверг критике в городской газете свое непосредственное руководство. Не помогло обращение ни в родной профсоюз совторгслужащих, ни в Наркомат труда, ни в РКИ...
В 1933 г. К.И. Шкода выехал в Азербайджан, где несколько лет проработал бухгалтером в "Азкоммунстрое". В 1935 г. — снова в городе Энгельсе. Работал в Наркомате торговли, а затем в Наркомате земледелия АССР НП. И снова в гуще событий, не чурался общественной деятельности.
В 1939 г. К. Шкода вступил в члены писательской организации Немреспублики и 6 июля того же года был избран членом и секретарем оргбюро Союза советских писателей АССР НП, писал пьесу для украинской труппы и добивался ее постановок в театре и на любительский сцене... Его пьесы "Перед бурей", "Океана Карабутиха" хранятся в краеведческом музее.
Антонина Васильевна чуть-чуть приоткрыла завесу его личной жизни. Рано умерла мать, отец вторично женился, умер старший брат, да и сестры не были долгожителями — одна за другой ушли из жизни в голодном 1933, 1938 и 1941 годах. Женитьба также не принесла счастья: в младенческом возрасте умер единственный сын, долго и трудно болела жена. Из-за ее болезни семья продала свой домик, что на Дубовской улице, и переселилась в Красную Кушку Ставропольского края, где и схоронил Константин Иванович свою Софью Алексеевну в 1962 г.
Начались мытарства без угла в родном городе. Был рад получить комнату в общежитии треста № 3 «Энгельсхимстрой», после чего ушел с головой в историю Покровска-Энгельса, пытался убедить нас в том, что Покровская слобода, а вернее, первое поселение Бокуры было основано после 1710 года. Когда книга уже была написана, ее неоднозначно приняли как ученые, так и местные краеведы. Книга претерпела большие изменения в угоду как тем, так и другим, в угоду существовавшей идеологии. Первая часть полностью была облачена в форму преданий. Особо редактировались главы, посвященные событиям 1917 г. Но это тема уже отдельного разговора, а скорее даже специального исследования. Возможно, в нашем музее еще хранится отзыв старшего научного сотрудника кафедры истории Академии наук СССР Н.Г. Аполловой на "Очерки истории г. Энгельса" К. Шкоды, где она писала, что дата основания города нужна не только местным краеведам, взволнованно и упорно в течение ряда лет занимающимся историей своего края, установление этой даты приобретает не только познавательное, научное, но и политическое значение...
Не лишенная недостатков, работа была интересная, необходимая городу, вобрана в себя богатейшие воспоминания и исследования ученых о Покровске и являлась долгое время настольной книгой каждого краеведа. Познакомился с работой нашего земляка и Лев Кассиль. В 1954 г. состоялась их встреча. Записи беседы, конечно, никто не вел, а вот о том, что она состоялась, свидетельствует, кроме воспоминаний, записка Л. Кассиля, хранящаяся в нашем архиве: "С огромным интересом и чувством благодарности прочел я Вашу яркую запись преданий о Бокуре и прошлом нашего города. Я 29-го заезжал на несколько часов в Энгельс, чтобы возложить цветы на дорогую для меня могилу отца и матери. 31-го с утра до 7 часов снова буду в Энгельсе (2-го уеду обратно в Москву). Хотелось бы поговорить с Вами о ценной Вашей работе. Телефон на квартире моего покойного отца 4-21. Уважающий Вас Лев Кассиль...".
Жаль, очень жаль, что потеряны все тетради, выписки из архивов, словарей, работ А. Любенского, И. Фалька, Е. Зябловского, И. Лепехина, П. Палласа, А. Леопольдова. Какая книга о городе получилась бы сегодня! Где-то еще теплится надежда, что всплывут эти записи, написанные мелким убористым почерком, среди них — уникальная рукопись Б.В. Зайковского "Материалы к очерку "г. Покровск". Приятно было узнать, что переписанная рукой К.Шкоды работа Б.В. Зайковского передана СВ. Борисовым, бывшим директором музея, в городской краеведческий музей. Надо продолжить поиск и других статей К.И. Шкоды.
Константин Иванович прожил большую и нелегкую жизнь, последние годы провел в доме для престарелых. Перестало биться сердце краеведа на 92 году жизни 30 августа 1978 года. Немало прошло лет с той траурной даты, а книга К.И. Шкоды "Город Энгельс" не потеряла своей ценности, стала библиографической редкостью и требует переиздания.

(автор текста - Е.М.Ерина, заслуженный работник культуры РФ, член Союза журналистов России, председатель Совета Энгельсского отделения ВООПИиК)

фотография с сайта "Волга - Фото" (К.Г. Шкода - в центре)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить